israel_shamir (israel_shamir) wrote,
israel_shamir
israel_shamir

Categories:

Мальчишки играют в войнушку

Начатая с преступным легкомыслием, в порыве шапкозакидательства, ливанская война завершилась отчаянным фиаско. Не только арабские СМИ и сам шейх Наср Алла провозгласили победу – израильские газеты тоже признали поражение в этой ненужной войне.

Ни одна из намеченных Тель-Авивом задач – как явных, так и тайных – выполнена не была. Армии не удалось ни освободить пленных израильских солдат (а это была декларированная цель кампании), ни разоружить партизан «Хизбаллы». За месяц тяжелых боев некогда непобедимой израильской армии не удалось даже сократить, не то что остановить ракетный обстрел тыла: «Хизбалла» выдерживала ритм по 200 ракет в день.   Войска, когда-то за три дня выходившие к Суэцкому каналу, на этот раз смогли за месяц продвинуться на считанные километры, и то с заметными потерями. Брошенная в последний момент в прорыв тридцатитысячная группировка войск была встречена в узком ущелье вади Салуки горсткой бойцов «Хизбаллы», вооруженных противотанковыми ракетами, в том числе РПГ-29, и отступила, оставив на поле боя дюжину горящих танков, «неуязвимых» Меркава последнего поколения.

Израильтяне не могут успокоить себя тем, что они потерпели поражение потому, что не хотели нанести ущерб мирному населению. («В следующий раз я не буду таким добряком», - говорит Гитлер перед падением Рейха в фильме «Продюсеры» Мэла Брукса). Жестокость нападения на беззащитный ливанский тыл была беспрецедентной – но и она не помогла. В Ливане погибло, по данным Ассошиэйтед Пресс, около 800 человек, в основном гражданские лица, из них несколько сот детей, и только 68 бойцов «Хизбаллы». Израильские потери составили 158 человек – из них 118 солдат, и 40 гражданских лиц. Эти цифры говорят о том, что, в то время как «Хизбалла» воевала с солдатами и обстреливала военные объекты (при чем, к сожалению, погибали и мирные жители), израильская армия и авиация вела неограниченную тотальную войну против мирного населения Ливана, иногда попадая и по вооруженному противнику. С помощью бомбежек тыла израильские стратеги планировали посеять рознь между «Хизбаллой» и прочими ливанскими общинами, но и это не получилось: к концу войны шейх Наср Алла, руководитель «Хизбаллы», стал признанным лидером государственного масштаба, пользующимся поддержкой 80% христиан, 90% суннитов и 100% шиитов.

У победы много отцов, а поражение – сирота, гласит латинская пословица, и в Израиле сейчас идут полным ходом поиски отца этого сироты. Первым попал под разнос главком (обычно, хоть и неправильно, эта должность именуется «начальник генштаба») генералиссимус Дан Халуц. Бывший боевой летчик, не прошедший школы наземных боев, он верил, что в современной войне авиация может победить – как победили американцы в Кувейте и в Ираке. Оказалось, что авиация может разнести в пух и прах инфраструктуру страны – летчики Халуца уничтожили мосты, электростанции, жилые кварталы и даже лучшую шоколадную фабрику Бейрута, - но не смогли нанести значительного ущерба хорошо окопавшимся и замаскировавшимся бойцам «Хизбаллы».

Халуц был настолько холодно жесток, что сравнивать его не с кем, и даже набившее оскомину сравнение с нацистами в данном случае может показаться оскорбительным для асов Люфтваффе. На вопрос, что он чувствует, сбрасывая полутонную бомбу на жилой дом (при чем погибло пятнадцать детей), он ответил на пресс-конференции: «Легкое вздрагивание фюзеляжа». В начале ливанской войны он поклялся «отбросить Ливан на двадцать лет назад», а после страшной бомбежки деревни Канна, где его летчики убили около пятидесяти беженцев, в основном детей, он сказал в прямом эфире: «Если это на пользу еврейскому народу, значит, это высокоморально».

Но ни ошибочная стратегия, ни массовые убийства, ни цинизм на телеэкране не окончили бы его карьеру так быстро и окончательно, как один малый факт, выяснившийся с завершением боевых действий. В день начала кампании, после пленения израильских солдат, после гибели израильского танка на ливанской территории, перед тем, как он бросил авиацию на Бейрут, главком Дан Халуц нашел время позвонить своему брокеру и продать акции, которые уже на следующий день – в результате войны – упали на 10%. Этот звонок брокеру возмутил израильтян больше, чем убитые дети Каны: в израильской армии солдата никогда не отдадут под суд за убийство палестинского ребенка, но запросто посадят за отобранный у того же ребенка шекель.  

Так в «Истории города Глупова» Салтыкова-Щедрина граждане были готовы покориться новому градоначальнику и смириться со зверствами, но тот ненароком съел чижика, и их это возмутило: «Мы от него зверств ждали, а он чижика съел». Проданные акции стали чижиком Дана Халуца.

Если бы он победил, это бы не заметили; признать поражение и сместить главкома официально армия тоже не хотела. История с акциями сыграла роль неуплаченных налогов в судьбе знаменитого мафиозо Ал Капоне.

Следующим попал под разнос министр обороны Амир Перец. Человек сугубо штатский, выдвиженец из низов, лидер профсоюзов, выходец из Марокко, он победил на недавних выборах в своей Рабочей партии, несмотря на упорное сопротивление старых ашкеназских кадров, зажиточных польских евреев, не любящих ни марокканцев, ни профсоюзы. Ему удалось хорошо выступить и на выборах в парламент, и привести свою партию в правительство, благодаря своим требованиям повысить минимальную зарплату и улучшить положение беднейших слоев израильского общества, немало пострадавших в результате неолиберальной программы реформ. Он надеялся получить портфель министра финансов, но израильские чубайсы пришли в ужас, что деньгами будет распоряжаться человек, говорящий о «социальной повестке дня», и ему пришлось взять тяжелый портфель министра обороны.

Это было встречено с энтузиазмом теми, кто верил, что он, человек штатский, сумеет остановить беспредел генералов, издавна, хотя и неофициально, правящих в стране. Но не тут-то было. Перец поддался на заверения генералов, что война пройдет без сучка и задоринки, пленился съемками на фоне танков. Мальчишки любят играть в войнушку, и ему понравилось говорить «Я отдал приказ». Сейчас, после фиаско, Перец заявил: генералы не сказали ему, что ракеты Хизбаллы могут поразить израильский тыл. «Когда я принимал дела, генералы не упоминали ракетный потенциал «Хизбаллы», и я не имел представления об этой стратегической угрозе», - сказал он газете «Гаарец».

Перец может выйти из этой авантюры более трезвым политиком: и впрямь, он уже потребовал открыть мирные переговоры с Сирией. Но неясно, насколько ему удастся удержаться – генералы стараются возложить вину за поражение на его плечи, утверждая, что он отказывал им в некоторых требованиях. Поражение Переца и его «социальной повестки дня» - один из важнейших и плачевных результатов войны. Теперь израильтянам придется потуже затянуть ремни, и не мечтать об улучшении своего положения. 

Нелегко и прочим руководителям Израиля: президент Моше Кацав (церемониальный пост) обвиняется в изнасиловании и злоупотреблении служебным положением, министр юстиции Хаим Рамон – в том, что он насильно поцеловал военнослужащую, премьер-министр Эхуд Ольмерт – в том, что он купил роскошную виллу в Иерусалиме за полцены у человека, получавшего государственные подряды. Разборки такие, что просятся во второй том прохановского «Политолога». Одним из последствий разборок стало и приостановление – или отмена Ольмертовского плана вывода израильских поселений из центральных областей Западного Берега по образцу Газы. Впрочем, об этом жалеть не приходится – эта идея не оправдала себя в Газе, где поселения были выведены, но осталась блокада и бомбежки, и не оправдала бы и на Западном Берегу. Хотя договариваться трудно, но не договорившись, ничего сделать нельзя – таков урок Газы, а может быть, и Ливана, пишет передовица газеты «Гаарец», выражающая взгляды израильской элиты. Действительно, Израилю надо сейчас решать, не как лучше воевать, а как лучше добиваться мира.

Это по-прежнему возможно. В арабском мире победы «Хизбаллы» вызвали восторг, и показали, что израильскую армию можно победить. Президент Сирии Башар Асад, выступивший с программной речью, заявил, что соседи Израиля предпочитают переговоры, которые приведут к возвращению оккупированных Голанских высот и к урегулированию палестинского конфликта, но, сказал он, если нельзя договориться миром, придется задуматься о военном решении, которое он предусмотрительно оставил «новым поколениям арабов».

В исторической перспективе, Ливанская кампания похожа на Второй Крестовый поход, в который пустились крестоносцы через полвека после завоевания Палестины. Этот ненужный поход – на мирный Дамаск, «Ливан 12-го века» - завершился позорным фиаско. Дамаск взять не удалось, против крестоносцев поднялась партизанская стихия, и миролюбивый эмир Дамаска был вынужден позвать на помощь своего воинственного соседа. Крестоносцы отступили, вера арабов в непобедимость крестоносцев была сломлена. Через несколько лет соседние арабские страны и города были сплочены воедино железной волей Саладина, и крестоносцы, не способные и не готовые к миру, были разбиты на поле брани у Рогов Хаттина. Действительно, беда не в поражении, но в выводах – потратит ли Израиль силы и время на вооружение армии, или на мирное урегулирование.

 

Американский союзник

 

Война подавалась как израильской публике, так и мировой общественности, как римейк фильма Спилберга «Спасти рядового Брайена»: мол, коварные боевики пленили солдат, а чтобы их спасти, мы готовы на все. Однако вскоре размах операции заставил в этом усомниться и отчаянных патриотов, а последующие разоблачения, посыпавшиеся в Тель-Авиве и Вашингтоне, похоронили эту версию.

По свежим публикациям, в том числе и по обширному материалу известного американского журналиста Сеймура Херша в «Нью-Йоркере» вырисовывается следующая картина. Американская администрация, в которой доминируют нео-консерваторы, собиралась нанести удар по Ирану. Планы американских ВВС включали уничтожение гражданской инфраструктуры, мостов, городов, и военных, в том числе ядерных объектов. Друзья Израиля в администрации опасались, что в этом случае «Хизбалла» обстреляет Израиль, и предложили израильским военным нанести превентивный удар, таким образом открыв «зеленую улицу» американским бомбежкам Ирана. Американские военные также желали этой войны, рассматривая ее как черновой, пробный вариант иранской кампании. Поэтому израильтяне атаковали ливанскую гражданскую инфраструктуру. Планы войны были полностью отработаны несколько месяцев назад, и израильтяне лишь ждали повода, который бы раньше или позже представился – ведь как Израиль, так и «Хизбалла» регулярно нарушали израильско-ливанскую границу.

Поэтому не прошло и нескольких часов после пленения израильских солдат, как план войны был пущен в ход. В случае успеха израильской операции, незамедлительно последовал бы американский удар по Ирану, а израильские войска и американские войска в Ираке встретились бы в Дамаске. Если бы не мужество и стойкость партизан «Хизбаллы», мы были бы уже в гуще страшного регионального конфликта.

Но успехи «Хизбаллы» сорвали эти планы. Первой жертвой провала агрессии стал сенатор-демократ от Коннектикута Либерман, видный деятель еврейского лобби, горячий сторонник Израиля и планов неоконсерваторов, обеспечивавший им поддержку демократов. Его провалили избиратели на праймериз, выбрав никому не известного политика – потому, что Либерман поддерживал войну. Провал Либермана напугал неоконсерваторов и они обратились к Израилю с требованием победить, во что бы то ни стало. «Не способный победить Израиль не нужен Америке, на карте стоит не только местные проблемы, но и место Израиля в американской стратегии», - писал еврейский американский «ястреб» Краутхаймер, призывая: «Вы должны победить, и сломить ось зла». Он не знал, что в эти часы уже горели израильские танки в ущельях Ливана, пораженные отличными русскими противотанковыми ракетами, которые спасли мир и Израиль - от большой войны.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →