israel_shamir (israel_shamir) wrote,
israel_shamir
israel_shamir

Хизбалла против аль Каеды

В комедии Мэла Брукса «Продюсеры» (на ее основе был сделан и популярный мюзикл наших дней) побежденный Гитлер весной 1945 года готовится бежать, но надеется вернуться: «Тогда я уже не буду таким добряком», ворчит он. Это сецйчас говорят и израильские солдаты, вернувшиеся из Ливана.

Всегда приятно объяснить поражение своими достоинствами, а Ливанская авантюра Израиля окончилась позорным поражением. Сначала Израиль собирался сломить противника одними бомбардировками с воздуха. Таков был спецзаказ, данный правительству Ольмерта американскими военными – провести генеральную репетицию удара по Ирану. Концепция не сработала – несмотря на массивные бомбардировки, тысячу убитых мирных жителей (из них треть – дети), разрушенную инфраструктуру, пятнадцать тысяч стертых с лица земли домов, «Хизбалла» держалась и продолжала слать ракеты в израильский тыл.

В Вашингтоне этот результат произвел тяжелое впечатление: миф о несокрушимом Израиле рухнул, а вместе с ним – и миф о всепобеждающей авиации. Опора Израиля в США – группа воинственных неоконсерваторов-евреев, имеющих огромное влияние на президента Буша, вице-президента Чейни и Доналда Рамсфелда – требовали немедленной победы: без израильской победы в Ливане они не решались нанести удар по Ирану. Ольмерт бросил три дивизии пехоты и танки на прорыв к реке Литани – но танки напоролись на противотанковый заслон в ущелье Салуки, часть сгорела, а прочие отступили. Бойцы «Хизбаллы» нырнули в тоннели и пещеры, и рассредоточились, не потерпев потерь. На этом этапе в силу вошло соглашение о прекращении огня.

Трудно поверить, что нынешнее прекращение огня стабилизируется, хотя бы потому, что израильскому военному и гражданскому руководству хочется отыграться. Да и в израильском народе слишком сильно чувство ерша из «Конька-Горбунка»: «Дайте чуточку додраться!» Это чувство уже нашло свое выражение в попытке похищения одного из лидеров «Хизбаллы» - но и этот налет окончился неудачей: бдительные ливанцы обнаружили незадачливых похитителей, дали им бой, и те с трудом бежали, оставляя оборудование на поле брани. В войне наступил перерыв, после того как первый раунд завершился победой «Хизбаллы».

Хотя эта победа имела множество последствий – она разрушила концепцию воздушной войны, показала преимущество «партизанской армии четвертого поколения», вооруженной точными противотанковыми ракетами, перед мастодонтом регулярной армии – еще более важными оказались политические последствия на Ближнем Востоке. Чтобы их понять, надо вернуться на несколько лет назад.

 

До 1993 года на Западе не говорили об «исламской угрозе» или о политическом исламе. Главным врагом были русские коммунисты, а мусульмане возникали как малый побочный фактор в борьбе с ними – в Афганистане. Конечно, еврейские СМИ и Голливуд чернили, как могли, палестинское сопротивление и раньше – но его связывали с коммунистами (в том числе с немецкой и японской «Красной Армией») или нацистами.

В 1993 году русский коммунизм был окончательно разбит танками Ельцина. У Соединенных Штатов возникла потребность в новом враге. Сначала этим предполагаемым врагом вырисовывалась Япония, и вышло в свет немало книг (зачастую написанных американскими евреями) в которых Япония выглядела как страшный враг, стремящийся захватить весь мир. Затем заговорили о «желтой угрозе» Китая. Книга С. Хантингтона озвучила этот тезис, говоря о противостоянии Западу – «исламско-конфуцианской» (то есть китайско-ближневосточной) цивилизации и русской православной анти-западной тенденции, но произраильские СМИ упростили его картину и свели к образу мусульманина – врага свободы, в частности, свободы нравов.

У этого тезиса была проблема – реальные мусульмане не искали конфликта. Они сидели у себя дома, жили спокойно, и даже на войну с Израилем выходили с большой неохотой. Но ведь то же самое можно было сказать и о русских – Советская Россия тоже никуда не рвалась, строила себе свою светлую жизнь, и войн не искала – однако все те же хозяева западных СМИ смогли создать образ кровожадного большевика и его Империи Зла.

Наконец в 2001 году грянуло 9-11 (одиннадцатое сентября). По сей день мы не знаем, кто это сделал. Все доказательства американских властей развеялись как дым. Из 19 «летчиков-самоубийц» шестеро оказались живы, ни один из них не был в манифесте пассажиров, ни одно тело найдено не было, ни один «черный ящик» не был обнаружен, а козырный туз – найденный на месте страшного пожара целенький необгорелый паспорт Мухаммада Атты – вызывал больше сомнений, чем рассеивал их. Несмотря на захват Афганистана и пленение тысяч боевиков, никаких серьезных доказательств их причастности к 9-11 так и не было обнародовано.

Американское руководство и влиятельное еврейское лобби решили приписать этот акт мусульманам. И не мусульманам вообще, а организации своего агента и союзника Усамы бин Ладена, когда-то воевавшей с русскими в Афганистане. За десятилетие со времени вывода русских войск эта организация, «Каеда» (или «Каида»), почти исчезла, и от нее оставался только костяк - несколько ветеранов, тесно связанных с американскими спецслужбами. Бин Ладен часто встречался с работниками госдепа и спецслужб. Слава бин Ладена и его «Каеды» была раздута невероятно, и после 9-11 к нему и к его организации потянулись молодые удальцы со всего обиженного мусульманского мира. Так выращивают жемчужину – кладут в раковину шарик, и он обрастает отложениями моллюска, становясь дорогой жемчужиной.

От «Каеды» была польза только для ее организатора и заказчика – американской разведки. Ни одного серьезного удара по американским интервентам она не нанесла, но множество замечательных пассионарных мусульман запутались в ее паутине. Одни погибли, взорвав себя для уничтожения маловажного объекта, другие занялись исполнением главного американского плана – раздуванием розни между суннитами и шиитами. Они бомбили мечети, и вместе со своими американскими наставниками привели Ирак к порогу гражданской войны. Казалось, что главный американский план сработал – энергичные мусульмане шли в «Каеду», и там погибали, подрывая мусульманский мир.

На этом фоне победа шейха Насруллы стала кардинальным поворотным событием. Насрулла – прямая противоположность американскому агенту бин Ладену: он стоит за демократию, религиозную веротерпимость и плюрализм, он пользуется поддержкой всех общин страны, он осудил 9-11, он и его люди не сыплют угрозами на видеолентах, не рубят головы иностранным журналистам. Насрулла стоит за объединение всех сил – шиитов, суннитов, христиан против общего врага.

Если Осама призывает к теократии и Халифату, Насрулла предпочитает демократию, и не выдвигает лозунга «исламского государства». «Хизбалла» участвует в выборах, ее представители сидят в парламенте и в правительстве. «Хизбалла» отказалась и от террора – за последние 7, а то и 10 лет ее бойцы не произвели ни одного теракта. Это сближает ее с такими движениями, как Африканский Национальный Конгресс Манделы, занимавшимися террором, пока не было возможности включиться в демократическое управление.

 Насрулла и его «Хизбалла» - шииты, но они воюют не с суннитами и не с христианами, и не с далекой Америкой, а с евреями-сионистами. Христианский и в частности православный Восток – от Палестины до Греции – объединен в своей поддержке шейха. Насрулла заключил договор с лидером ливанских маронитов генералом Ауном. Этот договор был подписан в церкви св. Михаила, знаменуя собой уважение к христианским позициям, и Насрулла обещал поддержать Ауна на выборах на пост президента. «Хизбалла» не навязывает законы шариата – в самом центре Южного Ливана, на территории «Хизбаллы» стоят христианские города, Марджаюн и Тир, и в них люди спокойно пьют вино, ходят в дискотеки, загорают у плавательных бассейнов – и поддерживают шейха Насруллу. Поэтому израильским стратегам не удалось поссорить «Хизбаллу» с христианами.

Если Осама бин Ладен и его Каеда – «троцкисты-космополиты» и стоят за громадьё планов «исламской уммы» во всем мире, Насрулла действует в пределах одной страны, и выступает как ливанский националист. В его «Ливанские бригады» вошло несколько тысяч бойцов – не-шиитов. Его требования – освободить ливанских пленных из еврейских тюрем ( а там сидят под пытками десятки ливанцев десятками лет), прекратить еврейскую оккупацию района Шаба – также вполне локальны, понятны и разделяются всеми ливанцами.

Внушительная победа Насруллы над сионистским врагом привлекла к нему суннитов-мусульман, большинство арабского Ближнего Востока. Вот наконец появился лидер с реальными лозунгами, реальными задачами, и умением их исполнять – в отличие от «Каеды». Боевая молодежь Востока разочаровалась в бин Ладене и его «Каеде» еще и потому, что ее лидеры Заркауи и Завахири выступили против ливанского сопротивления и даже призвали американцев разоружить «Хизбаллу».

Если в начале кампании правители «Оси (американского) Добра» - Египта, Саудовской Аравии, Иордании – выступили с осуждением «Хизбаллы» и даже не слишком украдкой одобряли Израиль, сейчас, под давлением своего народа, они резко сменили курс. Конечно, в этих странах нет демократии (в отличие от Палестины и Ливана), но и там правители понимают, что их власть не беспредельна.

Появление таких подлинных лидеров как шейх Насрулла на Ближнем Востоке – это конец затянувшейся провокации «Каеды», конец пустым разговорам о халифате и исламском государстве, и переход к реальной политике и реальному сопротивлению иудео-американской агрессии в регионе.  

 

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments